war

(no subject)

да ко мне ж прибегают к первой
домуправы, менты, фэбээры
даже если ни в чем не замешана
- я же бешеная –
могла сотворить и такое
мне ж вообще ничего не стоит -
мол психичекски нестабильная
а мне наплевать, я сильная
я же словонепробиваема
я же слезонепромокаема
я же боленепроникаема
посмотри я же вся в броне.
никаких соплей в голове пустой
я же бонд, я бёрдмэн, я жак кусто
в мой бензобак входит два по сто
я готова к любой войне.
и когда до небес достроены гарнизоны
когда только лёд и холод бежит в крови
понимаю: под кожей моей бронёной
ничегошеньки не осталось кроме любви.

(c) k0kain 2015
war

братец лис

братец мой лис, у меня для тебя новостей
столько, во всех карманах, думал - не донесу
я боялся тебя не найти в этом жутком лесу
я бежал со всех ног, чтобы к тебе успеть.

осень стучится в окна, пролазит в щели
я спешил с тобой повидаться до холодов
вот принес тебе пару варежек и носков
говорят, что грядут морозы, снега, метели.

я принес тебе трав, каких только смог отыскать
и туесок ароматной лесной малины
будешь заваривать чай, согреваться в зимы
будешь сидеть у окошка, о чем-то мечтать.

помнишь, ты говорил про золотую пшеницу
про то, как тебя приручить, чтобы лучше узнать
так вот, если сил больше нет за меня отвечать,
братец мой лис, расскажи мне, как отручиться.

(с) k0kain 2015
war

так

так просыпаешься в пять, ощущаешь - медь
эй, говоришь, погоди, мне ж еще взрослеть
мне еще так много сказать надо и успеть
не спеши, постой.

так засыпаешь в шесть, прошибает пот
говоришь, я видать везунчик, сорвал джек-пот
вспоминаешь имя своё и мать, и который год
кто ты вообще такой.

это так занырнул поглубже, а там - привет
там пустота и холод, тоннель и свет
глядят на тебя твои двадцать восемь лет
и зовут домой.

так говоришь-говоришь и смолкаешь вмиг
был добрый молодец, стал же почти старик
хочется прошептать, а выходит крик
или даже вой.

так к тебе смерть стучит в очередную ночь
открываешь ей дверь, говоришь: убирайся прочь
возвращаешься в дом, обнимаешь покрепче дочь
чувствуешь, что живой.
war

(no subject)

внизу живота рождаются бабочки в одну из таких ночей:
что-то случается с механизмом, в котором привычно жить:
и становится страшно, что не получится этих бабочек прокормить,
и становится странно, что можно проснуться не на твоем плече.

и пока мы еще обрасти не успели ни совместными фотоснимками,
ни записками друг о друге в дневниках, паспортах, жэжэ -
давай целоваться на всех светофорах, на каждом пролёте и этаже,
есть сладкое по ночам, превышать скоростной, засыпать в обнимку.

хочется остановиться в этом моменте, на этом вот самом месте:
суметь ничего тебе не обещать, и не брать никаких обещаний.
просто когда в новогоднюю ночь все загадывали желания,
я загадала: завтра проснуться вместе.

(c) k0kain 2015
war

подарок

двадцать седьмой июнь протекает особо нежно:
он жалеет меня, не подбрасывает проблем.
в городе N всё снова спокойно, без перемен:
в городе жарко, солнечно, безмятежно.
солнце будит меня поцелуями по квартире,
дочка будит меня поцелуями на щеках.
ее маленький мир ежедневно в моих руках,
мне хочется быть для нее самой сильной в мире.
хочется быть волшебником, супергероем, джином,
чтобы любовь взаправду, а горести - понарошку,
нежность свою вложить в ее маленькие ладошки,
выплакать все печали, чтоб для нее не хватило.
видишь, подарок, оставшийся от тебя,
оказался дороже каких-либо сувениров.
у нее день рожденья сегодня. уже четыре.
ты поздравь её. мысленно. про себя.

(с) k0kain 2015
war

глубина

я задерживаю дыхание, ставлю таймер,
я теряюсь на этой чертовой глубине,
то ли это ты уже так глубоко во мне,
то ли это я настолько паршивый дайвер.
у меня на тебя какой-то особый датчик,
вшитый в мои механизмы автооветчик,
только я никакой шпион, никакой разведчик,
из меня никакой агент, никакой захватчик.
у меня для тебя какой-то особый счетчик,
я на нем ежедневно скручиваю пробег,
только я никакой актер, никакой стратег:
ты читаешь меня, как карту - военный летчик.
и у меня ни шанса, ни пол шанса тебе соврать -
ты так глубоко во мне, что раскусываешь на раз.
счастье в том, что с такой глубины ни один водолаз
не станет даже пытаться тебя достать.

(c) k0kain 2015
war

(no subject)

если ставят срок годности жизни на этикетке,
если есть какой-то штрих-код, какая-то метка,
то сколько от этой отметки уже прожили?

если нежность кладут по порции на человека,
если есть граммовка на каждого, точная мерка,
то почему в меня-то так бешено переложили?

(с) k0kain 2015
war

в масштабах

в масштабах твоей вселенной мы - это башенные краны,
остальные - работники ЖЭКа, больниц и курьерских служб.
вроде как фабрика по исполнению обычных гражданских нужд,
трудящаяся на благо, во имя своей страны.

в масштабах твоей вселенной мы транслируем безупречность:
красивы, сильны, умны, практически всемогущи,
мы дети-индиго, с призванием мир этот делать лучше,
с ежедневной задачей вносить свою лепту в вечность.

твой цех отлит из бетона, весь в бронированном стекле,
он венец инженерной мысли, только я сейчас не об этом:
в масштабах моей вселенной ты - парус, наполненный южным ветром.
в масштабах моей вселенной я - чайка, парящая на крыле.

(с) k0kain 2015
war

(no subject)

расстояние от "ни за кем не гнаться"
до "никому в затылок не упираться"
роскошь - чувствовать эту дистанцию.

расстояние от "опьянен, как от лучших вин"
до "влюбился - беги, ибо любящий уязвим"
роскошь - жить, не выпрашивая любви.

расстояние от "Бог тебя любит и он един"
до "бога нет, я сам себе господин"
роскошь - уметь придерживаться середин.

если эту роскошь когда-то раздали тыщам,
если это и есть невиданные денжищи,
то я признаю себя - абсолютно нищим.

(c)k0kain 2015
war

(no subject)

через твои заборы железобетонные
я отправляю нежность свою вагонами:
составы идут до самого верха груженые
/только бы не расплескать/

нежность идёт километрами, ваттами, тоннами,
бьется в груди моей тысячами, миллионами,
ты приезжай любовь мою стадионную
на станции разгружать.

(c)k0kain 2015